Крёстная

Моя крёстная мать — квинтессенция русского, которое во мне. Она была ближе всего к моей прабабке. К той, ясновидящей из Балтенок, к которой ходила округа. И в ней, в моей крёстной матери, меньше всего советского и российского. Но в ней есть мудрость русского народа. В карму ей достался муж алкоголик, который гонялся за ней с топором на каждый праздник. А она с двумя детьми на руках спасалась от него. Его было невозможно унять. Участковый, милиция — все боялись его. Помните чёрно-белый «Вий» и старуху колдунью, которую играет мужик с чёрными бровями? И взгляд этот помните? Вот это — точно её муж. Звали его Сергей Палыч. Он всю жизнь прорабатал на ж.д. транспорте, который называл «железнодорожные войска». Кумир — Сталин и железный нарком Каганович. Сергей Палыч был щуплый, но унять его могли только санитары из психиатрической клиники «Петельня». Справится с ним было нельзя. Но они умели его обмануть. Больше никто.

Игорь Гришин по рассказам Алексея Михайловича


Просмотров: 797
Запись опубликована в рубрике Балтенки с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий